Главная Журнал “Наш дом - Татарстан” Выпуск №2 (005) 2009 г. В ТАНЦЕ ЖИЗНИ

Журнал “Наш дом - Татарстан”

Выпуск №2 (005) 2009 г. / В ТАНЦЕ ЖИЗНИ

Персона

Либретто, написанное для Нинель Юлтыевой 

Пролог
Нинель родилась семимесячной, со слабым здоровьем. По этойпричине родители кутали ее в папаху времен гражданской войны. «Умритона, умрит!» - кричала татарская бабушка. «Нет, эта девочка себя ещепокажет», - уверяла врач и рекомендовала поить больную морковным соком.
Слова доктора оказались пророческими: несмотря на перипетии судьбы,Нинель Юлтыева стала живой легендой для нескольких поколений.Блистательная прима-балерина, талантливый балетмейстер, педагог сбольшой буквы. Свои 83 года она отметила как художественныйруководитель, профессор Казанского хореографического училища, народнаяартистка России, Татарстана и Башкортостана, Член Санкт-ПетербургскойПетровской академии наук и искусств, лауреат Премии России «Душатанца», Почетный гражданин Казани.   

Главная партия
Первое впечатление - Юлтыева не живет, а танцует. Да-да, своейположительной энергетикой и огромным желанием трудиться она как будтозадает ритм жизни окружающим. Находясь рядом с ней, хочется все делатьтак же динамично, гармонично, талантливо. Она одновременно даетраспоряжения, что-то уточняя, тут же отвечает на вопросы, заразительносмеется.
Нинель Юлтыева и выпускники хореографического училища
С выпускниками хореографического училища

- Склероз, маразм, юбилей! - шутит Юлтыева над собой. - Слава Богу, меня это все миновало…
А миновало потому, что в отличие от наших типичных пенсионеров, ейнекогда было оплакивать свои «болячки», приходилось постоянно решатьпроблемы учеников, коллег, друзей.
- Жизнь кончается, а работа – никогда! – оптимистично заявляет Нинель Даутовна.  
Язык не поворачивается назвать ее Божьим одуванчиком: современныйпиджак, стильные брюки, туфли на каблуках. Ах да, еще идеальный маникюр…

Декорации
Рабочий кабинет Юлтыевой - это симбиоз творческой мастерской, гостинойдля людей искусства, музейного запасника, театральной гримерки (взеркале видишь себя в полный рост). Художественное многообразие какнельзя лучше говорит об открытом, творческом характере хозяйки.
На стенах - афиши международных конкурсов, фестивалей и тут же -расписание занятий учащихся хореографического училища. А фотографийкаких только нет! Нинель Даутовна показывает первую попавшуюся под руку- с выдающимся танцовщиком ХХ века, чеченцем Махмудом Эсамбаевым. 
Нинель Юлтыева и Махмут Эсамбаев
- Я не стремилась собирать личный архив, - признается она. - Нопочему-то храню все - старые афиши, газетные вырезки, программки,письма...
«Дорогая Наиля! - это пишет Рустем Яхин. - Я бы очень хотел, чтобы моямузыка всегда напоминала Вам о моем уважении к Вашему искусству и омоей большой личной симпатии к Вам». А вот письмо от другого, моеголюбимого композитора Александра Ключарева: «Наиля! Как я могу выразитьсвои чувства преклонения перед твоим искристым талантом?» «МилаяНинель! - это уже обращается прославленный балетмейстер АгриппинаВаганова. - Желаю тебе, чтобы моя книга всегда приносила помощь вработе». 

Акт первый
Из которого мы узнаем, что Нинель - это Ленин наоборот - стала дочерью врага народа 
- Вы знаете, что обозначает мое имя? - спрашивает собеседница и сразуже отвечает. - Нинель - это Ленин  наоборот, смягченный мягким знаком! А настоящая фамилия - Юлтый. Так называлась башкирскаядеревня под Оренбургом, где жили мои предки. Отец Даут Юлтый - классикбашкирской литературы, общественный деятель,  ярый большевик(теперь вы понимаете, почему меня так назвали) - первый напечатал стихитогда еще никому неизвестного Мусы Джалиля. По рассказам мамы, этопроизошло в конце двадцатых, в оренбургской газете «Красная звезда».Вскоре папа стал первым редактором газеты «Красный Башкортостан», приего активном содействии открылся национальный драмтеатр в Уфе. Скинорежиссером Михаилом Роммом он написал первый сценарий к фильму«Салават». К середине 30-х мой отец вообще занимал высокое общественноеположение: известный писатель, драматург, главный редактор несколькихгазет и журналов, в Москве он возглавил башкирский сектор Центральногоиздательства народов СССР. Про папу я могу рассказывать много и долго,но… - Нинель Даутовна тяжело вздыхает.
Даут Юлтыев
- Как всех деятельных и мыслящих людей того времени, его не миновала репрессия?
- Это случилось в 37-м, а через год отца расстреляли: обвинили втроцкизме, немецко-японском шпионаже. Нам же выдали справку, что онумер в тюрьме от болезни в 1940 году.
А до этого ужасного события в уфимской квартире Юлтыевых царилаисключительно творческая атмосфера. По вечерам собирались друзья отца -известные писатели, артисты, художники. Дети всегда крутились срединих. По  рассказам матери, Нинель постоянно пританцовывала. Иногдатут же и засыпала, прислонившись к кому-то из гостей. И чаще всего этобыл Баки Урманче. От него исходили какие-то особые волны, как бы сейчассказали, мощная энергетика, уточняет балерина. И вот что интересно -спустя много лет художнику Урманче поставили памятник в Казани, причемнедалеко от хореографического училища. Нинель Даутовна не удержалась:подошла и облокотилась на его колени, как в детстве…
           
Юлтыева в роли Никии- Кто-то из друзей отца сообщил, что в Уфе набирают детей для учебы вЛенинградском хореографическом училище (сейчас это Академия балетаимени Вагановой), - продолжает она. - Но в глубинке тогда плохопредставляли, что такое балет, поэтому первый набор, в основном,производили из детдомовцев и детей-сирот. Но на следующий год учитьсяпоехали дети творческой интеллигенции. Кроме меня в башкирскую группувзяли дочь Сары Садыковой и Сайфи Кудаша.
- Вы помните своих педагогов?
- Ну что вы?! - возмущается, активно жестикулируя руками, НинельДаутовна. - Это же легендарные личности! Как сейчас перед глазамиАлександр Викторович Ширяев - внук композитора Цезаря Пуни, «праваярука» великого артиста балета и балетмейстера Мариуса Петипа. Дореволюции у Ширяева была своя балетная школа в Лондоне: почти всеученики работали в труппе знаменитой Анны Павловой. Именно Ширяев стоялу истоков национального отделения Ленинградского хореографическогоучилища. А меня он, знаете, почему-то называл внучкой, считалспособной. Когда узнал о трагедии в нашей семье, добился разрешенияпродолжить учебу «дочери врага народа». Но потом  арестовали имаму Фатиму. Она также любила театр и поэзию, вращалась в том же кругутворческой интеллигенции, что и мой отец. Как члена семьи врага народаее увезли в мордовские Темниковские лагеря. Мне исполнилось 13 лет,когда маме в первый раз разрешили свидание со мной. До сих пор не могузабыть, как бросилась тогда в ее объятья и со всей силы закричала:«Мама! Мамочка!»
Вернувшись в Ленинград, я все время думала о том, как помочь маме. Иоднажды вырвала из школьной тетрадки чистый лист и старательнонаписала:                
«От дочери Фатимы Юлтыевой - Нинель Юлтыевой, 14 лет, - балериназачитывает уникальный документ. - Заявление. Моя мама арестована 20ноября 1937 года. Сидит как член семьи изменника родины в Темниковскихлагерях, работает в должности фармацевта. Я в настоящее время учусь,перешла в седьмой класс, и учусь все время на отлично, несуобщественную работу председателем пионерского отряда. Я и мой братнаходимся на иждивении у тети, которая материально тоже оченьнуждается… Убедительно прошу вас, товарищи, все это учесть и принятьсоответствующие меры к освобождению мамы, чтобы дать ей возможностьжить с нами, ведь нам очень тяжело! Ведь моя мама сидит как член семьиуже три года. Неужели недостаточно этого  наказания, которого онане заслуживает? … Наша мама честно и добросовестно относилась к труду,была патриоткой нашей родной и любимой родины… Дайте нам возможностьжить вместе и продолжать строить социалистическое общество вместе снашей мамой, которая нам сейчас необходима. Я даю вам салют всех вождейВКП(б), что мы оправдаем ваше доверие и будем борцами закоммунизм!»  
Увы, «салют» не тронул сердца вождей: заявление вернули руководствуучилища, рекомендовав «усилить воспитательную работу» среди учащихсянационального отделения. Нинель ждала свою маму еще долгих семь лет. Ав начале 1941-го умер Александр Ширяев. Будущее было непростым. Неокончив училище, Нинель получила направление на работу в Башкирскийтеатр оперы и балета.
- Меня оформили артисткой балета с окладом в 200 рублей. На эти деньгив то время можно было купить одну буханку хлеба. Поначалу я ночевалапрямо в театре, на стульях в ложе первого яруса, укрывшись финским«трофейным» пальто на рыбьем меху, которое мне выдали винтернате.          

Антракт
Знакомство с внучкой
Самый лучший подарок на день рождения Юлтыевой преподнесла внучка, приехавшая из Израиля.
- Похожи? Не похожи? - уточняет бабушка, обнимая сильно выросшуюдевочку. - Представляете, мы не виделись 13 лет, с тех пор как онауехала из Казани!
Эльза Спектор
Эльза Спектор

Однако это не помешало внучке пойти по балетным стопам бабушки. ЭльзаСпектор - девушка с утонченными чертами лица и приятными манерами -рассказывает, что пять лет назад окончила Академию музыки и танцаРупина при Иерусалимском университете. Сейчас она дипломированныйхореограф-балетмейстер, у нее своя танцевальная школа «Спектор». Около200 учеников - от 4 до 20 лет - осваивают хип-хоп, брейк-данс и другиесовременные танцевальные направления.   
- Но основа всему балет! У меня все занимаются у станка, - особоотмечает Эльза Спектор, сидя в рабочем кресле Нинель Даутовны. - Толькоу бабушки балет - это призвание. Она всю жизнь посвятила любимому делу…

Акт второй
В котором рассказывается о приме-балерине и балетмейстере в одном лице
Юлтыева в роли Раушан- Нинель Даутовна, вы родились в Уфе, учились в Ленинграде. Как оказались в Казани?
- Все-таки по матери я татарка! - смеется она. - А если серьезно, тобольшую роль в этом сыграл Назиб Жиганов. Знаете, он часто приезжал вУфу и не раз видел меня на сцене. Более того, он был в курсе, что моймуж - дирижер этого же Башкирского театра оперы и балета ХасбиФазлуллин. А в то время в Казани открывалась консерватория, нужны былипрофессионалы. Вот Жиганов и пригласил мужа одновременно быть ипреподавателем, и дирижером Татарского театра оперы и балета. Я жевошла в балетную труппу Казани, которая к тому времени была весьмамалочисленной. Весь репертуар - классический и национальный - держалсяна одной балерине Анне Гацулиной. Правда, вскоре классика перешла комне: сказались хорошая ленинградская школа, огромный, «мужской» прыжоки, конечно же, трудолюбие…     
Став ведущей балериной Татарского театра оперы и балета, Юлтыевастанцевала все главные партии в балетах «Бахчисарайский фонтан»,«Лебединое озеро», «Зюгра», «Коппелия» и многих других. ПоклонникиЮлтыевой вспоминают, что она всегда пленяла искренностью создаваемых насцене образов.     
- Хотите увидеть девочку, которая танцевала польку в 10 лет? - НинельДаутовна показывает фотографию, на которой она в окружении двух юныхпартнеров. - А это я же в сорок…  
Да быть не может, думаю про себя, рассматривая на снимке юную, с озорными косичками Раушан. 
- Да-да, зрители тоже тогда не верили, что я далека от возраста своейгероини. А это я в «Лебедином озере», это в «Большом вальсе»… Воткто-то щелкнул меня в костюме Эсмеральды… А это моя нога! - смеясь,собеседница протягивает фотографию изящной ножки на пуанте. 
- Какой-то поклонник так изощрился? 
- Нет, мой партнер по Татарскому театру оперы и балета Ревдар (полноеимя - Революционный дар), но мы не только по коммунистическим именамподходили друг другу! Смотрите, на этой фотографии мы исполняем партиюв «Большом вальсе».
Что и говорить, многие казанцы до сих пор помнят дуэт Ревдара Садыковаи Нинель Юлтыевой - настолько удивительным было их взаимопонимание втанце.

Юлтыева в роли Сююмбике в балете Признание таланта, гастроли, поклонники… Приме-балерине и в голову немогло прийти, что на казанской сцене ей придется пробовать себя вкачестве балетмейстера. Но это случилось в 1956 году, когда Татарскийтеатр оперы и балета переехал в новое здание на площади Свободы.Трехъярусный зрительный зал, огромная сцена впечатлили труппу,зрителей, администрацию. Но не Юлтыеву… Заглянув в балетный класс, онане смогла скрыть разочарования: зал оказался с паркетным полом! Воизбежание травм прима-балерина попросила срочно перестелить полы, радилучшей акустики уговорила отказаться от лепных балкончиков. Но самоеглавное, что в новый балетный класс Юлтыева смогла привезти выпускниковЛенинградского хореографического училища.     
Первым балетным спектаклем, который зрители увидели на сцене новоготеатра оперы и балета, стало «Лебединое озеро». Юлтыева не только сблеском станцевала главную партию Одетты-Одиллии, она выступила какталантливый балетмейстер.  
- Все знают, что век балерины короткий, - вздыхает Нинель Даутовна. - Яне стала искушать судьбу и ушла со сцены, разменяв пятый десяток. В69-м стала главным балетмейстером и художественным руководителембалетной труппы Татарского театра оперы и балета. На нашей сцене мнеудалось поставить «Бахчисарайский фонтан», «Баядерку», «Спящуюкрасавицу», «Шахерезаду», «Шопениану» и другие спектакли.
Диплом балетмейстера Юлтыева получила, окончив Ленинградскуюконсерваторию имени Н.А. Римского-Корсакова. Во время учебы судьбасвела ее с такими прославленными хореографами, как Федор Лопухов,Леонид Якобсон, Борис Эйфман. Так сложилось, что Нинель Даутовна сталасвязующим звеном между многолетними традициями вагановской(ленинградской) школы и национальным балетом, переживающим периодпрофессионального становления.  
- В 70-м году мы отмечали 50-летие Татарии, к этому событию хотелипоставить на нашей сцене «Шурале», - вспоминает собеседница. - Радиэтого я пригласила в Казань талантливого балетмейстера ЛеонидаЯкобсона, а он, знаете ли, слыл человеком со сложным характером. Но явсе же уговорила его вернуться к первой, предвоенной редакции балета«Шурале»: над ней он работал с композитором Фаридом Яруллиным. Именнота редакция была ближе к оригиналу Тукая, в ней был запечатленнепередаваемый национальный колорит. Прошло уже столько лет, нопостановка «Шурале» Якобсона до сих пор считается одной излучших. 

Антракт
Встреча с Нуриевым
- Узнаете, это Рудольф Нуриев в шестилетнем возрасте? - Нинель Даутовнапоказывает уникальный снимок. - Фотографию мне подарила двоюроднаясестра из Уфы, она работала воспитательницей в том самом детском саду,куда водили Рудика.
Рудольф Нуриев в детском саду
Уникальная фотография: Рудольф Нуриев четвертый слева в первом ряду

Да мы не могли не встретиться: нас связывали балет, Уфа, Ленинград -там Рудольф учился после меня. Помню, как судьба свела нас в 1957-м вКрыму. Я тогда была уже известной балериной, а он только что окончилхореографическое училище. Во время прогулки по набережной я спросилаего: «Ну и куда ты теперь, Рудик?» - «Да вот, - говорит, - Москватребует, чтобы я вернулся в Уфу. А что мне там делать? У меня дажепартнерши нет, там все балерины танцуют со своими мужьями».
- Встречались ли вы, когда Рудольф стал невозвращенцем?
- В Каракасе, столице Венесуэлы, где я несколько лет руководилабалетной труппой, - вспоминает танцовщица. - Вы представляете, Рудольфтанцевал «Жизель» с моими балеринами, а меня к нему не подпустили! И вКаире случилось то же самое: мы друг друга видели, но разговаривать немогли…    

Акт третий
Из которого мы узнаем о ненормированном рабочем дне балетного педагога 
Замечаю, что дверь в кабинет художественного руководителяхореографического училища всегда открыта. Буквально за какой-то чассюда, разумеется, без стука, заходят телеведущая Лия Загидуллина,режиссер-постановщик нескольких передач о Юлтыевой, фотограф городскойгазеты, водитель училища, преподаватели, ученики. Со всеми НинельДаутовна добра, приветлива. Такое ощущение, что все приходят как к себедомой.
- Нинель Даутовна относится к нам с теплотой и любовью, и мы не имеемправа относиться к ней по-другому, - словно читает мои мысли АлинаМустафина, выпускница классического отделения. - Многие говорят, что унас хорошая атмосфера, всем уютно. А мы считаем училище своим вторымдомом. В этом - заслуга НинельДаутовны.      
- Она строгий педагог?
- Справедливый! - отвечает Алина. - Часто делает замечания, но всегдапо делу. Причем все ученики у нее на виду. Без Нинель Даутовны непроходит ни одна репетиция, ни одна подготовка к конкурсу. 
- Я счастлива, что сбылась моя мечта: казанская балетная школа - этореальность, ее воспитанникам сопутствует успех и признание, - говоритсправедливый профессор. - Но если б вы знали, сколько было проблем с еесозданием! В начале 70-х, когда я постоянно приезжала в Ленинград замолодым пополнением для казанской труппы, меня спрашивали: «Когда же выоткроете свое училище?» В Министерстве культуры СССР подначивали: мол,уже и в Башкирии открыли хореографическое училище, а вы чего-то тянете.В свою очередь, я обивала пороги и теребила наших местных чиновников.Мне говорили, что обязательно помогут, но время нынче больносложное… 
Нинель Юлтыева и Юрий Григорович
С балетмейстером Юрием Григоровичем

Вспоминая о сложностях того периода - самом пике «развитогосоциализма», Юлтыева рассказывает, как везла с собой из Москвыхозяйственное мыло - подарок жены Олега Лундстрема - и чуть не прыгалаот счастья. А когда пришла в один «высокий» кабинет, чтобы опятьпоговорить насчет училища, хозяин кабинета постоянно отвлекался нателефонные звонки, выбивая какой-то дефицит для министерскихработников. Но вскоре Нинель Даутовна уехала за рубеж, и уже без неепри музыкальном училище открыли хореографическоеотделение.          
- В Казанское хореографическое училище я пришла одиннадцать лет назад,- рассказывает профессор. - Здесь на моих плечах вся творческая ихудожественная работа. Я прихожу с утра, во время начала занятий, иухожу затемно: приходится постоянно готовить учеников к концертам,конкурсам. Обычно днем они репетируют, а вечером выступают.
Весной 2001 года на базе нашей школы прошел Первый открытый фестивальхореографических училищ и школ, - уточняет Юлтыева. - На него съехалисьболее 150 человек - педагоги и учащиеся хореографических училищ,балетных школ России, Белоруссии, Грузии, Японии и Австрии. И знаете,что интересно - на наших фестивалях не бывает ни победителей, нипроигравших. Зато есть возможность творческого общения между людьми,которые способны воспитывать высокопрофессиональных артистовклассического танца, и теми, кто одержим желанием учиться этому. Аглавным итогом третьего фестиваля, состоявшегося в марте 2006 года, ясчитаю единогласно принятое его участниками-педагогами решение осоздании Ассоциации хореографических училищ и школРоссии.   
Являясь инициатором многих мероприятий, проводимых в училище, янаблюдаю, как с каждым годом наши казанские воспитанники выступают вселучше и лучше. Это и дает мне силы…    
Н. Юлтыева с Президентом Татарстана М.Шаймиевым
С Президентом Республики Татарстан М.Ш. Шаймиевым

Эпилог
- Как-то раз около нашего театра оперы и балета мне подарили крохотнуюболонку, кстати, она прожила 17 лет, - вспоминает Нинель Даутовна. - Ядолго думала, как ее назвать. А потом вдруг осенило: «Ну конечно, Китри- это ведь моя главная партия в «Доне Кихоте!»   
Могло ли быть по-другому, если вся жизнь Юлтыевой - балет?! 

Наталья ВЯТКИНА
Фото автора и из архива Нинель Юлтыевой


Исполнительская деятельность Нинель Юлтыевой

Башкирский государственный театр оперы и балета г. Уфа
1941 год А. Драгомыжский «Русалка» - Соло в подводном царстве
1942 год А. Спадавеккиа «Акбузат» - Адажио, 2 акт
1943 год М. Глинка «Иван Сусанин» - Вальс, 2 акт
                Л. Делиб «Коппелия» - Сванильда
1944 год Л. Степанов «Журавлиная песнь» - Зайтунгуль
1945 год Б. Астафьев «Бахчисарайский фонтан» - Мария     
                А. Спадавеккиа Вальс
1946 год И. Штраус Вальс
Афиша башкирского театра оперы и балета

Татарский государственный академический театр оперы и балета им. М. Джалиля г. Казань
1946 год Н. Жиганов «Зюгра» - Зюгра
               Б. Астафьев «Бахчисарайский фонтан» - Мария
1947 год П. Чайковский «Лебединое озеро» Одетта-Одиллия
1948 год Л. Делиб «Коппелия» - Сванильда
1950 год Р. Глиер «Красный мак» - Тао Хоа
1952 год Ф. Яруллин «Шурале» Бибкей (Сююмбике)
1953 год М. Глинка «Иван Сусанин» - Вальс
                А. Крейн «Лауренсия» - Лауренсия
1954 год Ц. Пуни «Эсмеральда» - Эсмеральда
                А. Бородин «Князь Игорь» - Чага
1955 год Н. Римский-Корсаков «Шахерезада» - Фетна
1956 год А. Ключарев «Вальс»
1958 год Л. Минкус «Дон Кихот» - Китри 
               Б. Астафьев «Бахчисарайский фонтан» - Мария
               А. Аренский «Египетские ночи» - Вереника
                Р. Губайдуллин «Кисекбаш» - Зифа
1959 год А. Адан «Жизель» - Жизель
               П. Чайковский «Спящая красавица» - Аврора
                А. Ключарев «Горная быль» - Зарифа
1960 год Э. Кара-Караев «Тропою грома» - Сари
               И. Штраус «Болшой вальс» - Генриетта
1961 год З. Хабибуллин «Раушан» - Раушан
                Э. Григ «Пер Гюнт» - Сольвейг
               С. Прокофьев «Каменный цветок» - Катерина
1962 год Л. Минкус «Баядерка» - Никия  
               Г. Синисало «Я помню чудное мгновенье» - Наталья
               Б. Битов «Двенадцать месяцев» - Добрунька
               А. Ключарев «Укрощение укротителя» 
                Э. Григ «Охотник и птица»
               П. Пенсе  - Я. Хейфец «Слепая девушка»
1964 год В. Юровский «Алые паруса» - Ассоль
                Н. Метнер «Ожившая легенда» - Девушка
1965 год А. Глазунов «Раймонда» - Раймонда
1965 год А. Морозов «Доктор Айболит» - Ласточка

Постановочная деятельность Нинель Юлтыевой

Татарский государственный академический театр оперы и балета им. М. Джалиля г. Казань
1954 год П. Чайковский «Лебединое озеро»
1955 год Н. Римский-Корсаков «Шахерезада»
1956 год Ф. Шопен «Шопениана»
1956 год П. Чайковский «Лебединое озеро»
                А. Ключарев «Вальс»
1962 год А. Ключарев «Укрощение укротителя»
1967 год Ф. Яруллин «Шурале»
1969 год Л. Минкус «Баядерка»
1970 год М. Равель «Болеро»
1972 год Б. Астафьев «Бахчисарайский фонтан»
1973 год П. Чайковский «Спящая красавица»
                Р. Гаджиев «Не прячь улыбку»
1991 год Н. Метнер «Ожившая легенда»

Казанский государственный университет культуры и искусств
1979 год А. Монасыпов «Красные батыры»
1984 год «Венесуэльский вальс»
1985 год Ж.-Б. Люлли «Гавот»
1990 год «Тарантелла»
1991 год Н. Жиганов, Р. Яхин Класс-концерт

3056 просмотров.

 
 
420107, г. Казань, ул. Павлюхина, д. 57, Дом Дружбы. Тел.: (843)237-97-99. E-mail: an-tatarstan@yandex.ru