Главная Журнал “Наш дом - Татарстан” Выпуск №2 (019) 2012 г. АЛЕКСАНДР ФРЕЗЕ НЕ СВЯЗЫВАЛ БУЙНЫХ

Журнал “Наш дом - Татарстан”

Выпуск №2 (019) 2012 г. / АЛЕКСАНДР ФРЕЗЕ НЕ СВЯЗЫВАЛ БУЙНЫХ

Это наша с тобой биография

Немец-психиатр создал в Казани умный дом для умалишенных


«В этой клинике с 1869 по 1884 годы работал ее основатель и выдающийся профессор-психиатр Александр Устинович Фрезе», - читаем при входе в Республиканскую клиническую психиатрическую больницу. Но мало кто знает, что немец-психиатр, открывая Казанский дом умалишенных, переименованный вскоре в Казанскую окружную лечебницу, ввел термин нестеснения больного. И надо ж такому случиться: во время одного из обходов невменяемый пациент нанес ему тяжелую травму, за которой последовала смерть.

ВИЗИТКА

Александр Фрезе, выдающийся профессор-психиатр, первый директор Казанской окружной психбольницы

Родился 3 апреля 1826 года в семье немецких аристократов в городе Ревеле (ныне Таллинн). Окончил Московский университет. Почти вся его жизнь прошла в Казани и была связана с Казанской психиатрической лечебницей и Казанским университетом. Одно из важнейших дел его жизни - основание кафедры психиатрии в Казанском университете. Фрезе написал около 30 работ, включая 4 монографии. Ученый - автор капитального труда по прогрессивному параличу (1858 год), «Краткого курса психиатрии» (1881 год), оцененного Курашовым в качестве первого русского оригинального учебника по психиатрии.

В своем научно-клиническом мировоззрении Фрезе был последователем учения Сеченова и в своих работах прямо ссылался на его монографию «Рефлексы головного мозга». Являясь сторонником соматического направления в психиатрии, ученый особое значение придавал расстройству «вещественного состава головного мозга».

Деятельность Фрезе оказалась весьма прогрессивной для своего времени. Она наложила отпечаток на развитие психиатрической науки и практики не только в Казани, но и России. В истории отечественной психиатрии Фрезе – признанный, выдающийся ученый, ему отведено одно из самых почетных мест.

Музей в психбольнице

- Вся история психиатрии Казанского края тесно связана с именем Александра Фрезе, он стоял у истоков нашей клиники, - рассказывает Татьяна Малыгина - заведующая отделением первого психотического эпизода Республиканской психбольницы. Кстати, лучший врач психиатр-нарколог Всероссийского конкурса прошлого года.

Татьяна Анатольевна ведет в больничный музей, за который по долгу службы несет ответственность. По ее словам, музей уникален:

- Не каждая клиника может похвастаться наличием таких редких и уникальных экспонатов!

- Да у вас все здание как музей, - парирую я, - высоченные потолки, полукруглые оконные проемы, чугунные лестницы с вычурными узорами…

- О чем речь! Фрезе строил больницу 143 года назад, - уточняет врач. - В советские времена замалчивали тот факт, что со временем она стала называться Казанская окружная лечебница душевнобольных во имя Божией Матери всех скорбящих.

- Это значит, что в здании была соответствующая икона?

- Как видите, она представлена у нас в музее, - Татьяна Анатольевна показывает на церковный раритет. - Икона была самой почитаемой святыней в больничном Храме во имя иконы Божией Матери Всех скорбящих Радость. Алтарь с иконостасом располагался между вторым и третьим этажами, как говорится, в два света. Больные входили в церковь с двух половин здания - мужской и женской. Проводились утренние и вечерние литургии, отпевали усопших. К сожалению, после революции, в 1936 году, больничный храм разрушили, икона была утрачена.

- В музее есть и ступка для растирания лекарств? - удивляюсь я, разглядев другой, на первый взгляд не связанный с лечением душевнобольных экспонат.

- По настоянию Александра Фрезе в лечебнице была открыта своя аптека, в которой готовили разные формы лекарств, - отвечает психиатр.

- Сохранилось и «Дело Казанского окружного дома умалишенных», по-нашему, карточка больного?

- Как видите, дело № 16/2 титулярного советника Б.П. начато 7 февраля и окончено 30 апреля 1870 года, - зачитывает Татьяна Анатольевна. - Также в музее представлены стол, за которым работал Фрезе, и его стул. Мы воссоздали даже шторы, украшавшие здание в позапрошлом веке.

 

Первый на второй кафедре психиатрии

- Первая кафедра психиатрии в России была создана в Петербурге в 1859 году, - информирует Татьяна Малыгина. - Вторая - в Казани: как самостоятельная была утверждена университетским уставом в 1884 году. А фактически функционировала с 1865 года, когда на медицинском факультете Казанского университета при кафедре специальной патологии и терапии впервые ввелось «систематическое и клиническое изложение учения о нервных и душевных болезнях». Решением совета Казанского университета, принятого 1 сентября 1865 года, доцентом курса психиатрии назначается Александр Фрезе. Со вступительной лекцией «Исторический очерк учения о душе» Александр Устинович выступил 1 сентября 1866 года, - уточняет заведующая отделением. - С позиций материализма и нервизма ученый сразу отверг виталистическое представление о душевной деятельности человека. Немаловажно, что этих позиций он придерживался во всей дальнейшей научной и практической деятельности.

В 1868 году возник вопрос об учреждении самостоятельной кафедры психиатрии. Студенты медицинского и юридического факультетов проявляли немалый интерес к курсу психиатрии: Фрезе преподавал свой предмет так занимательно, что мало кто оставался равнодушным. «Его лекции отличались высоким научным уровнем, он показывал себя человеком большой эрудиции и отличным преподавателем, как при чтении студенческого курса, так и публичных лекций», - писали профессора Казанского университета Козлова и Зедерштедт, ходатайствуя о повышении Фрезе в звании профессора.

30 октября 1872 года Александра Устиновича утвердили в звании ординарного сверхштатного профессора, доцентура была преобразована в самостоятельную кафедру психиатрии.

Надзиратели за умалишенными как госслужащие

- В 1862 году Фрезе издал книгу «Об устройстве домов умалишенных», - продолжает Татьяна Малыгина. - Издание имело большое значение в его дальнейшей карьере. В том же году по распоряжению Министерства внутренних дел Александра Устиновича командировали за границу для осмотра домов умалишенных. Ему удалось посетить почти все дома, содержащие психически больных в Германии, Австрии, Бельгии, Голландии и Англии.

По возвращении из-за границы ученого назначили директором строящегося дома умалишенных, в котором он все продумывал до мелочей, делал с умом. Так, для создания благоприятных, комфортных условий для душевнобольных клинику решили возводить вдали от городской суеты, за Арским полем (территория современного парка Горького), где тогда проходили границы Казани.

- Обратите внимание, под стеклом иллюстрированный журнал литературы, политики и современной жизни «Нива», вышедший в печать 16 мая 1881 года в Санкт-Петербурге, - заведующая отделением показывает выцветшее пожелтевшее издание. - На его первой странице - гравюра Рашевского под названием «Окружной дом умалишенных в Казани». Здесь как раз хорошо видно, что клиника находилась за чертой города, вокруг нет строений, одни зеленые насаждения.

Построенная по последнему слову строительной техники и психиатрической практики лечебница открылась 1 июля 1869 года. Новое медицинское учреждение стало образцовым для всей России и предназначалось для клинического преподавания и оказания психиатрической помощи огромному краю, состоявшему из семи приписанных к лечебнице губерний: Самарской, Саратовской, Симбирской, Вятской, Пензенской, Нижегородской и, конечно же, Казанской.

- Перед вами уникальный документ, написанный Фрезе, - «К открытию Казанского окружного дома умалишенных», - Малыгина показывает на издание 1869 года. - «Современный дом умалишенных - прежде всего больничное заведение, - читаем с первой пожелтевшей страницы. - Оно предполагает поступающим больным такие способы лечения, которые не применимы в домашнем быту. Заведение соединяет в себе все условия, могущие иметь благодетельное влияние на помешанных, в то же время устраняет всякое столкновение их с внешним миром».

Для своего времени лечебница была невероятных размеров, насчитывала 200 коек - по 100 для мужчин и женщин. Отделения делились на первый и второй класс (последний приравнивался к санаторному лечению), в них располагалось до 10-15 коек. За мужчинами присматривали надзиратели, облаченные в мундиры с золочеными пуговицами, за женщинами - надзирательницы в длинных белых платьях. Удивительно, что в то время надзирательство за умалишенными приравнивалось к государственной службе.

Рассматривая в музее черно-белые снимки позапрошлого века, сделанные в лечебнице тех лет (кстати, в XVIII веке в штате психбольницы был даже фотограф), невольно удивляешься, что пациенты трудятся и общаются на свежем воздухе, летом спят на улице. Днем их выводят работать на огород, расположенный за территорией клиники (рядом с этим местом сейчас возведен мост Миллениум).

- В Казанском окружном доме умалишенных Фрезе впервые в России применил систему нестеснения больных, - просвещает Татьяна Анатольевна. - Их никто не приковывал цепями к койкам, они спокойно музицировали на рояле, играли в бильярд и в карты, слушали радио. Профессор Корсаков в своем докладе на I съезде отечественных психиатров в 1887 году отмечал: «Сколько мне известно, впервые опыты введения системы нестеснения в России были сделаны в Казанской окружной лечебнице доктором Фрезе».

- А почему же тогда в музее представлена смирительная рубашка явно позапрошлого или прошлого веков? - спрашиваю у врача-психиатра.

- Ею стали пользоваться после смерти Александра Устиновича, - отвечает она. - Как известно, он пострадал от рук умалишенного…

Помешательство и закон

Так сложилось, что профессора Фрезе часто привлекали как консультанта в суды, ему приходилось проводить судебно-психиатрические экспертизы. Как отмечали современники, его мнения отличались высоким научным уровнем, профессионализмом, аргументированностью.

- В нашем музее представлены уникальные книги Александра Фрезе по судебной психиатрии, в которой он представлен как практик и ученый, - говорит Татьяна Анатольевна. - В 1871 году он написал учебник «Очерки судебной психологии», который его коллеги назвали первым русским курсом психопатологии для юристов. Из работ Фрезе по судебной психиатрии также следует отметить такие исследования, как «Помешательство и его отношение к нашему уголовному законодательству», «О судебно-психологическом значении падучей болезни», «Случай сомнительного душевного состояния». Но дополнительное вознаграждение за чтение лекций по судебной психиатрии Александр Устинович целиком передавал на содержание студенческой библиотеки юридического факультета Казанского университета.

Необычный факт: в 1881 и 1882 годах Александр Устинович подал две докладные записки на имя руководителя департамента полиции Казанской губернии, в которых, протестуя против особых мер изоляции, предписывавшихся властями по отношению к «политическим больным», писал: «Я считаю своим долгом сообщить, что подобного рода порядки нарушают распорядок лечения и препятствуют морали, которые необходимы для пользования больных врачами... Я надеюсь, что всегда буду в состоянии, принимая в лечебницу политических арестантов, дать им надлежащий приют, оказать им врачебное пособие. Для достижения этой цели, однако, необходима полная свобода моих действий».

- Фрезе глубоко исследовал судебную психиатрию, по этой причине в Казанскую больницу стали свозить умалишенных для судебно-медицинской экспертизы со всех уголков России, даже с Кушки и Сахалина. И если после испытания умственной способности какой-то пациент признавался больным, он оставался в нашей лечебнице.

Школа русских психиатров

Уникальный факт: Александр Устинович, будучи энергичным и активным, сумел соединить в одном лице директора лечебницы и заведующего кафедрой психиатрии Казанского университета. Со временем его организаторская и практическая деятельность вышла далеко за пределы Казани и Казанской губернии. Будучи крупным специалистом по организации помощи душевнобольным, Фрезе участвовал в создании подобных клиник в Перми, Киеве, Одессе, Симферополе.

Неутомимая деятельность профессора Фрезе оказалась востребованной в период 60-70 годов позапрошлого столетия, предшествовавших открытию земских психиатрических больниц в ряде губерний. На базе Казанской окружной лечебницы Александр Устинович сумел организовать школу научной и практической подготовки русских психиатров. В числе его учеников были Ковалевский - выдающийся русский психиатр, в последующем заведовавший кафедрой психиатрии Казанского университета; Осипов - позднее теоретик и идеолог земской медицины, один из основоположников санитарно-гигиенического направления в русской медицине.

АВТОРИТЕТНОЕ МНЕНИЕ

Анатолий КАРПОВ, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой психиатрии Казанской государственной медицинской академии:

- В России до середины позапрошлого века психически больные люди обитали в различных церквях и монастырях, специальная квалифицированная помощь им не оказывалась. Александр Фрезе открыл вторую после Санкт-Петербурга кафедру психиатрии в Казанском университете. К тому же он стал основателем и первым директором Казанской окружной психиатрической больницы. Ни до, ни после Фрезе никто не сумел совместить эти две ответственные должности. Благодаря его активности Казанская больница была по тем временам одним из передовых медицинских учреждений по качеству оказываемой медицинской помощи и обустройству. По отзывам современников, Фрезе был чрезвычайно популярен как врач и как человек. Он отличался большой общественной активностью, состоял членом Казанского общества врачей, выступал с докладами и публичными лекциями, поддерживал библиотеку.

 

ТОЛЬКО ФАКТЫ

Из книги Фрезе «К открытию окружного дома умалишенных»:

«Политические, военные, общественные и религиозные сферы имеют своих представителей в домах умалишенных. Во время военных походов Наполеона I немало сумасшедших воображали себя генералами и маршалами Великой армии. Сейчас рядом с социалистами и экономистами, сулящими нам золотые горы, в Домах умалишенных мы встречаем и восторженных реформаторов духовного быта всего мира.

В наши дни, когда для многих сама суть жизни заключается в деньгах, так что лихорадочное стремление к материальному благосостоянию почти совсем поглощает все духовные интересы человека, бред помешанных весьма часто вертится около денег. Современные дома умалишенных имеют своих капиталистов и миллионеров, с презрением даже отзывающихся о ничтожном состоянии какого-нибудь Ротшильда! Один больной уверяет нас, что в течение зимы он ежедневно ловил 15000 лисиц и за каждую получал по 40 р., другой отправляет в Англию 900000 миллионов пароходов с пшеницей, рассчитывая за пуд выручить по 17 р., третий держит в своей конюшне 600000 кровных лошадей и т.д.»


Наиля БИЛАЛОВА
Фото автора

2353 просмотра.

 
 
420107, г. Казань, ул. Павлюхина, д. 57, Дом Дружбы. Тел.: (843)237-97-99. E-mail: an-tatarstan@yandex.ru