Главная Об Ассамблее Председатель Выступления, интервью Интервью газете "Татарстан" (декабрь, 2013 г.)

Об Ассамблее

Председатель / Выступления, интервью / Интервью газете "Татарстан" (декабрь, 2013 г.)

С  начала года в Татарстане произошло семь поджогов православных церквей, в том числе двух кряшенских. В середине ноября были обнаружены взрывные устройства в Нижнекамске. Возбуждены уголовные дела по статьям «Теракт» и «Подготовкак теракту», задержаны несколько подозреваемых. О том, как в республике отнеслись к этим случаям, кому выгодно дестабилизировать межнациональное и межконфессиональное спокойствие, кто за всем этим может стоять, агентству«Интерфакс-Поволжье» рассказал Председатель Государственного Совета Татарстана, председатель Ассамблеи народов Татарстана Фарид Мухаметшин.

– Фарид Хайруллович, как в республике расценивают факты поджогов православных церквей и обнаружение взрывных устройств в Нижнекамске?

– События последних месяцев в нашей республике, связанные с отдельными провокациями в отношении представителей мусульманской уммы, с одной стороны, и, с другой стороны, поджогами православных церквей в ряде районов у абсолютного большинства татарстанцев вызывают возмущение и осуждение.

По-другому и быть не может. В Татарстане испокон веков мирно сосуществуют люди разных конфессий, многих национальностей, и для всех нас очень дороги сложившиеся дружеские отношения. Нас всех это потрясло.

– Подобные экстремистские случаи произошли впервые? Почему это могло случиться?

– Началась вся эта ситуация, думаю, с июля прошлого года, когда была взорвана машина муфтия Татарстана Илдуса Файзова, и он получил ранения. В тот же день был убит начальник учебного отдела ДУМ Татарстана Валиулла Якупов. Оба были известны своим непримиримым отношением к сторонникам радикальных течений ислама.

Тогда были предприняты очень серьезные меры по поимке и изобличению преступников, оперативная работа правоохранительных органов принесла свои плоды. Проводилась разъяснительная работа среди населения. Люди успокоились, ситуация стабилизировалась.

Нами был внесен ряд изменений в Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», дающий право религиозной организации оценивать знания кандидата на должность духовного лица, особенно если он получил образование за рубежом. Была впервые оговорена и социальная защита священнослужителей.

С другой стороны, Татарстан активно развивается, и это привлекает к нам мигрантов, особенно из азиатских республик и стран. К сожалению, к нам едут и те, кто имеет проблемы с законом у себя на родине, и носители радикальных течений ислама, и приверженцы других различных учений той или иной конфессии, которые стараются навязать свои убеждения.

Татарстан – толерантная республика. Здесь устоявшийся, традиционный, в какой-то мере европеизированный ислам. И крайне чуждые нам постулаты – мол, у вас не чистый ислам, слишком дружно живете с представителями других религий, – нам не подходят.

Наверное, на этой почве обострились отношения.

Причем я бы сказал, что приехавшие радикалы лишь маскируются под религиозных деятелей, на деле они, по моему мнению, представители околорелигиозных организаций, ибо ни в Коране, ни в Библии не сказано, что если ты кого-то убил, взорвал, то тебе обеспечено место в раю. Где такое написано?

Я считаю, что поджоги церквей, даже тех, которые были заброшены, – это акты вандализма, это преступление. В каком бы виде объекты ни находились, это историко-культурное наследие нашего народа, нашей республики, и никто не имеет права поднимать на них руку. Так заявили в совместном обращении и оба руководителя основных конфессий – муфтий Татарстана Камиль Самигуллин и митрополит Казанский и Татарстанский Анастасий. А прокурор республики Илдус Нафиков прямо заявил, что эти злодеяния приравниваются к терактам.

Уже установлено, что задержанные по делу о поджогах не посещали мечетей, среди них есть даже люди с уголовным прошлым.

– Какие меры были предприняты?

– После случившегося Президент Рустам Минниханов собрал Совет безопасности, Совет по межнациональным и межконфессиональным вопросам, где мы очень подробно обсудили сами факты и меры противодействия такому экстремизму. Надо сказать, это было сделано гласно и открыто, и жители республики после этого несколько успокоились.

Но есть факты, что кто-то подогревает ситуацию. Например, заявляют, что в связи с расследованием проверяют многих мусульман. Но, думаю, проверяются все подозрительные люди, независимо от вероисповедания, исходя из характера их поведения, то есть те, кто мог бы совершить подобные деяния. Сейчас главное – провести открыто и честно досудебные расследования. Нужно допускать адвокатов до задержанных. Пусть каждый подозреваемый вместе со своим защитником контактируют со следствием. Но если вина есть, то по решению суда они должны понести соответствующее наказание.

Понятно, что озабоченность жителей, СМИ очень высокая. Особую тревогу вызвала попытка взорвать«Нижнекамскнефтехим», а это крупнейший нефтехимический комбинат европейского масштаба, наша гордость, место работы огромного числа людей, крупная налоговая база республики. Если бы это случилось, это была бы настоящая трагедия. И недооценивать это нельзя.

Президент республики и Совбез Татарстана приняли решение о немедленном расследовании всех этих дел. Была поставлена задача в кратчайшие сроки найти и задержать исполнителей и заказчиков преступлений, которые пытаются дестабилизировать обстановку в нашей республике. За оказание помощи в поимке правонарушителей было обещано вознаграждение в 1 млн рублей.

Предпринимаются меры по охране культовых сооружений и промышленных объектов.

По указанию Президента республики церкви будут восстановлены, строительные организации уже приступили к работе, завозятся стройматериалы. Надо отметить, что на восстановление храмов собирают средства и мусульмане республики.

Озабоченность представителей Русской православной церкви понятна. Кто же может пройти безразлично против этой цепочки поджогов церквей? Но и нам важно установить, откуда все это идет, кто привнес в республику такие явления и кто за этим стоит.

– На ваш взгляд, угрожает ли произошедшее межнациональному миру и спокойствию в республике?

– Мы сами порой нагнетаем обстановку, даем повод сомневаться в общепринятой государственной политике поддержки всех конфессий и разных национальностей. А ведь в республике в этом направлении делается очень многое, в том числе и Ассамблеей народов Татарстана. В ней представлено более 40 национальных общин, среди них и кряшенская (две подожженные церкви принадлежали кряшенским общинам. – ИФ). Они очень активно сотрудничают, для них республикой делается многое – по сохранению культуры и традиций, изучению родного языка, а также российских законов и русского языка как средства общения. Но, боюсь, мы занимаемся с наиболее подготовленной частью этих общин, а ведь те, кто стоит на других позициях, не ходят к нам, и это проблема.

– Может быть, корень ее в пробелах миграционной политики страны?

– Не исключаю. Мы уже подготовили и официально передали в полпредство Президента РФ в ПФО свои предложения по упорядочению использования трудовых мигрантов.

К сожалению, нелегальной миграции заслон надежным образом пока не поставлен. И у нас, как по всей России, есть факты «резиновых» квартир, когда на одну жил­площадь прописываются 50-60, а то и более человек, и мы не знаем, что это за люди, чем они занимаются, а участковый уполномоченный полиции, видимо, недостаточно хорошо интересуется такими анклавами.

Знаете, какого-то неприятия со стороны татарстанцев к мигрантам нет. Все понимают, что нам нужны специалисты, нужны рабочие руки, но если будут происходить негативные случаи, отношение может и измениться.

Мы не имеем возможности закрыть для них страну, но по квотам для мигрантов надо бы решить ряд вопросов. В первую очередь мы считаем, нужно приглашать тех, кто востребован рынком труда. И второе: необходимо усилить ответственность работодателей, чтобы по окончании контракта и срока пребывания у нас трудовой мигрант вовремя получил зарплату, купил билет и отбыл на родину. Если этого не сделать, то так и будут у нас под разными предлогами оставаться люди на нелегальном положении.

– Глава синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества РПЦ протоиерей Всеволод Чаплин в одном из своих недавних выступлений заявил, что сомневается в межнациональном мире в республике, о котором все говорят. Что вы можете ему ответить?

– Я знаком с ним, недавно разговаривал по телефону. Мне понятна его тревога, его озабоченность поджогами церквей, но я не согласен с его оценкой, что имидж Татарстана был дутый, что в республике нет никакой толерантности. Не думаю, что можно так заявлять только по фактам случившегося. Надо приехать сюда, встретиться с представителями разных религий, побывать в городах и районах республики, поговорить с народом, в конце концов. Лишь после этого может сложиться более объемное, более полное впечатление, и можно сделать выводы.

Мы пригласили его посетить республику, готовы показать ему любую церковь, любую мечеть, организовать встречи с руководством республики, с представителями всех конфессий, которые у нас есть. Думаю, например, он не знает, что мы одними из первых в России вернули католикам здание кирхи, иудеям – здание синагоги, помогали реставрировать их. Протоиерей обещал приехать в Татарстан.

– В РПЦ также озабочены судьбой кряшен, некоторые из них пожаловались на ущемление прав. Их права действительно ущемлены?

– Никакого ущемления кряшен, конечно, нет. Есть историческая какая-то «заноза», которая сидит в ученых умах: кем считать кряшен – отдельным народом или народом, появившимся после завоевания Казани царем Иваном Грозным. Не хочу вдаваться в исторические экскурсы. Я знаю, что это трудолюбивый народ, говорящий на татарском языке, поющий татарские песни. У некоторых их лидеров есть даже мнение, что кряшены появились раньше татар. Все это – вечный спор, в котором ломать копья, мне кажется, не нужно. Не надо копаться в 400-летней истории, надо думать, как продлить дружбу и взаимопонимание, надо думать о детях, о внуках, о будущем своей республики, своей страны и работать на созидание.

По итогам Всероссийской переписи населения в 2010 году в России проживали 34822 кряшена, в Татарстане – 18760 (0,8 процента населения республики), хотя среди самих кряшен бытует мнение, что их в республике около 250 тысяч.

Всего в Татарстане насчитывается 152 кряшенские деревни, расположенные в 23 из 43 районов республики. Четыре главы муниципальных районов республики – кряшены. Общественная организация кряшен Татарстана насчитывает 14 отделений в городах и районах. Мы много помогаем кряшенам. В частности, еще в 2005 году по большой их просьбе оказали материальную помощь по переводу Нового Завета на татарский язык, помогли издать. Уже 14 лет проводится всероссийский фестиваль кряшенской культуры«Питрау» (Петров день) – очень интересный и красивый праздник. Работает этнолагерь «Айбагыр» ( «Мечта») для детей-кряшен, издается газета «Тугайналар» ( «Родные мои») и многое другое. Ну о каком ущемлении может идти речь?

Мне вообще кажется, что мы в последнее время увлеклись религиозными темами, поскольку декларируем демократию, гласность, открытость. Я не против этого, но раньше мы больше занимались межнациональными вопросами и почти не занимались межконфессиональными – ведь религия отделена от государства. И вдруг выясняется, что даже в одной религии существуют такие антагонистические течения, что даже единоверцы могут выяснять между собой отношения с автоматом Калашникова в руках. И мы теперь вынуждены этим заниматься, ведь когда случается беда, все, несмотря на религиозные пристрастия, бегут за помощью к светской власти: «Помогите, нас обижают, поддержите!» Конечно, это наши граждане, и мы обязаны их защитить, помочь, как, например, в случае с сожженными церквями.

Но я лично против того, чтобы сильно выпячивать религию. Религия в светском государстве не должна быть показной. Она должна быть у тебя в душе, и если ты, например, приверженец ислама, то своим образом жизни и покажи, что почитаешь Коран, следуешь его канонам. Пусть все увидят, какой ты примерный, вежливый, добрый, уважительный к представителям другой религии.

– Так кому же выгодно, на ваш взгляд, дестабилизировать межнациональное и межконфессиональное спокойствие в Татарстане?

– Знаете, не могу ответить на этот вопрос. Мое подсознание говорит, что есть какие-то внешние силы, которые не радует стабильная обстановка в центре России, в таких крупных многонациональных регионах, как Татарстан. Не исключаю, что заказчики – вне пределов Российской Федерации. Можно вспомнить Кавказ, где некие «братья мусульмане» пытались дестабилизировать обстановку в южном крыле России вплоть до отделения юга от нашей страны, это не секрет.

Я не исключаю, что кто-то хочет теперь уже в центре России серьезно разворошить этот непростой вопрос. Но в нашей республике это не получится.

Поверьте, Татарстан – очень толерантная республика, и люди понимают, что руководство уделяет большое внимание межнациональным и межконфессиональным отношениям. Все очень сильно переживают о случившемся, и абсолютное большинство татарстанцев любой нации и религии осудили эти проявления экстремизма.

Источник: http://www.rt-online.ru/aticles/rubric-79/10109320/

1019 просмотров.

 
 
420107, г. Казань, ул. Павлюхина, д. 57, Дом Дружбы. Тел.: (843)237-97-99. E-mail: an-tatarstan@yandex.ru