Главная Об Ассамблее Библиотека Ассамблеи Журнал “АНКО” Выпуск №9 И. Шеда-Зорина. Закамские удмурты сегодня.

Об Ассамблее

Библиотека Ассамблеи / Журнал “АНКО” / Выпуск №9 / И. Шеда-Зорина. Закамские удмурты сегодня.

Этнические ценности

Ирина ШЕДА-ЗОРИНА,

главный специалист Министерства национальной политики
Удмуртской Республики
ЗАКАМСКИЕ УДМУРТЫ СЕГОДНЯ


    Забота об удмуртах, проживающих за пределами Удмуртии, является одной из основных задач органов государственной власти титульной республики. Данное положение закреплено в Конституции Удмуртской Республики 1994 года (ст.1, п.2) и в Концепции государственной национальной политики Удмуртской Республики (1995 г.).
    В советское время проблемы национально-культурного развития расселенных за пределами Удмуртской Республики групп удмуртского населения, за исключением, может быть, первых лет автономии, на официальном уровне не учитывались специально. Между тем диаспора (так, исходя из реалий сегодняшнего дня, мы условно можем называть этнические группы, имеющие в составе Российской Федерации свои титульные республики и живущие за их пределами) всегда остро нуждалась во внимании к своим специфическим интересам.
    Проблема диаспоры для финно-угорских народов России является одной из злободневных. Особенно остро она затрагивает мордву, марийцев, карел и удмуртов.
    По данным переписи 1989 года, удмуртов насчитывалось 747 тыс. человек, более 30 % из которых проживали за пределами Удмуртской Республики. Наиболее крупные массивы удмуртского населения были зафиксированы в следующих регионах:

  • Пермская область                   32 756
  • Республика Татарстан            24 796
  • Республика Башкортостан      23 696
  • Свердловская область            23 610
  • Кировская область                  22 955
  • Тюменская область                7 076
  • Красноярский край                  5 240
  • Республика Коми                     3 573
  • г. Москва                                  2 600
  • Республика Марий Эл             2 457
  • Казахстан                                 15 855
  • Украина                                    8 583
  • Узбекистан                               2 466

    Начало целенаправленной работы по оказанию помощи удмуртской диаспоре было положено, как мы считаем, в ноябре 1996 года, когда на межрегиональной научно-практической конференции "Удмуртская диаспора: проблемы и пути их решения", организованной Комитетом по делам национальностей при Правительстве Удмуртской Республики, были выработаны конкретные предложения и сформулирована необходимость объединения усилий и координации деятельности заинтересованных в данном вопросе министерств, ведомств, общественных объединений, научной и творческой интеллигенции, как Удмуртской Республики, так и регионов, где проживают удмурты.
    За прошедший с 1996 года период проделана определенная работа: разработана программа "Поддержка удмуртской диаспоры"; заключены Соглашения о сотрудничестве в области образования, культуры, национальной политики, СМИ со многими регионами; оказывается постоянная поддержка деятельности Центров удмуртской культуры регионов РФ; более пяти лет в эфир выходит радиопередача "Тупал удмуртъес", знакомящая слушателей с жизнью удмуртов, живущих за пределами титульной республики; создан банк данных по удмуртской диаспоре; в регионах компактного проживания удмуртов организуются Дни удмуртской культуры. В 2001 году в г. Набережные Челны по инициативе Министерства национальной политики УР проведен межреспубликанский семинар-совещание "Диаспоры Урало-Поволжья: современное состояние, проблемы и пути их решения". В апреле 2002 года проблемы диаспоры обсуждались в г. Ижевске на семинаре-совещании с руководителями национально-культурных объединений удмуртов, проживающих за пределами Удмуртской Республики, и представителями структур органов государственной власти по национальным вопросам республик Башкортостан, Марий Эл, Татарстан, Кировской и Пермской областей. По материалам семинаров изданы информационные сборники Министерства национальной политики УР, приложением к ним опубликованы справочные материалы по удмуртской диаспоре.
    Таким образом, вышеизложенное позволяет сделать вывод, что работа по решению актуальных проблем удмуртской диаспоры приобретает системный и комплексный характер.
    В то же время особенности и потребности любой диаспоры не могут быть максимально удовлетворены без тесной взаимосвязи и сотрудничества между регионами, прежде всего – регионом проживания диаспоры и ее титульной республикой.
    Наиболее оптимальным вариантом взаимодействия регионов на сегодняшний день является заключение Соглашений о сотрудничестве в различных областях, но формальное заключение соглашений не ведет автоматически к реализации намерений, обозначенных в них. Для достижения целей, определяемых в соглашениях, необходимо принимать планы практических мероприятий по их реализации. С другой стороны, ежегодные планы не предусматривают перспективного планирования и не обеспечивают возможности поэтапного решения проблем. Отсюда возникает необходимость принятия целевых программ, которые бы определяли обоснованные, согласованные и реальные шаги по выполнению договоров.
    Правильность данного вывода подтверждает и опыт работы других регионов. Например, Министерством культуры Республики Татарстан в рамках выполнения Соглашения о сотрудничестве между двумя республиками (Республикой Татарстан и Удмуртской Республикой) разработана Программа по его реализации на 2003-2006 годы.
    В свою очередь наибольший положительный конечный эффект может принести лишь программа, разработанная на основе результатов системных, многоуровневых, многоаспектных научных исследований. В последние 10-15 лет во многих субъектах Российской Федерации достаточно интенсивно проводятся социологические опросы и мониторинги с целью выявления национальных и межнациональных проблем. Но направлены они в основном на анализ общественно-политической обстановки в регионе в целом и не выявляют конкретных и актуальных проблем диаспор в комплексе.
    В данном аспекте предложенная Удмуртским институтом истории, языка и литературы УрО РАН программа по комплексному обследованию удмуртской диаспоры в пяти субъектах Российской Федерации является пилотным проектом.
    Реализация проекта начата институтом при поддержке Министерства национальной политики УР в июле 2002 года. За прошедший период проведены экспедиции к удмуртам Пермской области, Республики Башкортостан, Республики Марий Эл и Республики Татарстан.
    В данной статье рассматриваются материалы, собранные в ходе экспедиций в Куединский район Пермской области, Татышлинский и Янаульский районы Республики Башкортостан. Проживающие в этих районах удмурты относятся к закамской группе.
    Закамская этнографическая группа удмуртов характеризуется общностью исторического происхождения: она сформировалась в результате переселенческого движения удмуртов с мест традиционного расселения на башкирские земли, начавшегося в XV-XVI вв. и продолжавшегося с нарастанием до конца XIX в. Общностью характеризуется также и их традиционная материальная и духовная культура. В конфессиональном отношении закамские удмурты, за исключением двух небольших крещеных подгрупп, являются приверженцами традиционных удмуртских верований.
    По первой Всероссийской переписи населения 1897 года в Уфимской губернии проживало 22,5 тыс. лиц удмуртской национальности. Перепись 1989 года зафиксировала уже 23,7 тыс. удмуртов, сосредоточенных в основном на северо-западе Башкирии, в бассейнах рек Буй и Быстрый Танып. Доля удмуртов в составе всего населения республики в 1989 г. не превышала 0,6%.
    В настоящее время удмурты в основном проживают в Янаульском, Татышлинском, Калтасинском и Бураевском районах Республики Башкортостан. Небольшие массивы удмуртского населения встречаются также в Балтачевском, Кушнаренковском, Илишевском и Ермекеевском районах. Почти половина всего удмуртского населения Башкирии сосредоточена в Татышлинском и Янаулъском районах.
    Численность удмуртов Пермской области в соответствии с переписью 1989 г. составляла 32,8 тыс. человек – около 1,08 % от общего числа жителей области. В 1897 г. численность удмуртов Пермской губернии не превышала 6,5 тыс. человек. Заметная динамика численности пермской группы удмуртов связана, прежде всего, с трудовой миграцией из-за пределов области, преимущественно направленной в города, что и объясняет довольно высокий удельный процент городских жителей среди удмуртов Пермской области – более 62 %.
    По переписи 1989 года в Куединском районе Пермской области, Янаульском и Татышлинском районах Республики Башкортостан доля удмуртов составляла соответственно 17,7%, 21% и 14% от общего числа населения района. Существующие различия, а также особенности, присущие всем "удмуртским" сельским администрациям, расположенным на территории вышеперечисленных районов, обусловлены как историческими, так и современными факторами развития.
    Как особенность можно отметить, что практически все сельскохозяйственные "удмуртские" кооперативы, являющиеся основными производственными предприятиями, обеспечивающими население администраций работой, по многим показателям являются передовыми в районах. СПК, базированные в удмуртских населенных пунктах, не только сохранились, но успешно развиваются, при этом пути адаптации к новым экономическим условиям достаточно разнообразны, и выбор во многом зависит от сложившихся условий в регионах.
    Так, например, капитализация сельского хозяйства в Пермской области идет намного быстрее, чем в соседнем Башкортостане. Начавшийся в конце 80-х-начале 90-х годов процесс развала и разорения хозяйств вынуждал на местах проявлять инициативу и самостоятельность. Удмуртские населенные пункты воспользовались возможностью отделения и создали новые сельские администрации (Большегондырская, Киргинская, Гожанская, Кипчакская), включающие 1-2 деревни, на базе которых продолжали работать существующие или были созданы новые коллективные хозяйства. При этом, осознавая, что успех производства во многом зависит от руководителя, члены кооперативов очень тщательно отнеслись к выбору председателей. Новые руководители сориентировали производство на наиболее прибыльные направления: племеноводство, семеноводство, овощеводство, пчеловодство; активно и достаточно успешно стали искать пути более выгодного сбыта продукции своих хозяйств; наладили конструктивное сотрудничество с районными властями и нефтедобывающими предприятиями.
    В то же время ни в одной из четырех "удмуртских" сельских администраций Куединского района нет фермерских хозяйств, и только 1-2 удмурта занимаются частным предпринимательством. Данное явление отчасти может быть объяснено результатами, полученными в ходе исследований, проведенных Пермским государственным техническим университетом, в соответствии с которыми удмурты отличаются самым низким среди других этнических групп населения Пермской области уровнем адаптации к новым экономическим условиям.
    Анализ полевых материалов, собранных в Татышлинском и Янаульском районах Башкортостана, невольно наводит на мысль, что руководство республики любыми путями пытается сохранить "социалистический островок" на селе: и территории сельских администраций, и коллективные хозяйства, и большая часть руководителей здесь сохранились со времен социализма. В колхозах по-прежнему существует должность освобожденного председателя профкома. В школах активно работает пионерская организация со 100% охватом учащихся (начиная с 5-го класса), проводятся политинформации, общешкольные линейки, парады, смотры строя и песни, сбор металлолома и макулатуры, оформляются отрядные уголки, работают Дворцы пионеров, - при этом у подавляющего большинства опрошенных не возникает даже сомнений, что предлагаемой политике идеологической и хозяйственной работы могут быть какие-то альтернативные варианты. В самом северном районе Башкортостана, в Татышлинском, к тому же отдаленном от больших городов, непротивление и ожидание решений "сверху" особенно ощутимы.
    Несколько иная ситуация в удмуртских населенных пунктах Янаульского района, на жизнедеятельность которых большое влияние оказывает близость городов Янаул и Нефтекамск и активная добыча нефти на землях коллективных хозяйств нефтегазодобывающим управлением "Краснохолмскнефть".
    В конечном же итоге с сожалением приходится констатировать, что, несмотря на достаточно разный подход к решению существующих на селе проблем, ни тому, ни другому региону пока не удается обеспечить достойную жизнь своим труженикам. Даже в лучших хозяйствах обоих субъектов, к которым, как уже отмечалось, относится большинство сельскохозяйственных кооперативов, созданных на базе удмуртских населенных пунктов, зарплата работников СПК очень низкая и при этом выплачивается нерегулярно. Неудивительно, что на фоне сложившейся социально-экономической ситуации, будущее села оценивается опрошенными отрицательно-откровенно пессимистично в Пермской области и несколько осторожно, но с большой долей сомнения в дальнейшем успешном развитии в Республике Башкортостан.
    Неуверенность в завтрашнем дне, усиливающаяся неопределенностью государственной аграрной политики, вынужденная сверхэксплуатация себя ради достижения материального достатка, неверие в возможность обеспечения достойного будущего своих детей неизбежно вызывают чувство бесперспективности и безысходности. Среди населения удмуртских деревень депрессивное состояние, к сожалению, нередко приводит и к крайней форме выражения отчаянья - суициду: 5 самоубийств за неполные 7 месяцев 2002 года на территории одного (Большегондырского) сельского совета Куединского района Пермской области и 2 случая суицида только за время пребывания экспедиции в Татышлинском районе Республики Башкортостан.
    Что же помогает удмуртской диаспоре (которая в основном, как и удмурты, живущие в Удмуртской Республике, относится к сельскому населению) сохраняться и развиваться в столь сложных условиях перехода к рынку?
    На наш взгляд – это, прежде всего, приверженность к традиционной культуре и к устоявшимся формам хозяйствования. Даже в самые трудные годы перестройки в "удмуртских" коллективных хозяйствах обоих регионов не произошло сокращения поголовья скота и уменьшения посевных площадей. Трудолюбие, отмечавшееся многими исследователями как отличительная черта, характеризующая удмуртов, по-прежнему остается главным моральным стержнем, поддерживающим народ в смутные и тяжелые времена. Для более или менее безбедного существования селяне (в том числе руководители СПК) вынуждены содержать большое подсобное хозяйство – в среднем 2-3 головы крупного рогатого скота, 3-4 овцы, 3-4 поросенка, утки, куры, гуси, – а также работать в огороде. При этом в любых делах и начинаниях большую роль играет взаимовыручка и взаимопомощь – в удмуртских деревнях люди по-прежнему "всем миром" (веме) строят дома, обрабатывают огороды, косят траву, просят богов о помощи и милосердии.
    Удмуртские деревни как в Республике Башкортостан, так и в Пермской области имеют достаточно развитую инфраструктуру, в них ведется активное строительство частного сектора, большую роль в жизни деревень играют сельские сходы. Несмотря на то, что, по мнению многих информантов, в последние годы участились мелкие кражи, усилилось пьянство, фактов, подтверждающих резкое повышение преступности среди местного населения нет. Также не зафиксированы здесь случаи наркомании и СПИДа.
    Приверженность к обычаям и традициям предков особенно ощутима в Республике Башкортостан, где удмурты, веками живя в инонациональном окружении, не разучились ценить родной язык и свою культуру. Напротив, здесь на практике можно наблюдать, как происходит процесс мирного взаимопроникновения и взаимообогащения культур: население посещенных в ходе экспедиции деревень владеет тремя-четырьмя языками и с удовольствием слушает песни и исполняет танцы рядом живущих народов. За время многовекового соседства удмуртов, башкир, татар, марийцев Татышлинского и Янаульского районов в их лексиконе не появились слова, оскорбляющие и унижающие чувство национального достоинства.
    Несколько иная этноязыковая и этнокультурная ситуация среди буйских (куединских) удмуртов Пермской области. Национальный нигилизм, развившийся среди финно-угорских народов РФ, здесь выражен достаточно ярко. Фраза "зачем нам нужны удмуртский язык и литература" нередко встречается среди куединских удмуртов. Отношение же к родному языку и национальной культуре как к чему-то лишнему, а иногда даже мешающему, неизбежно ведет к ощущению собственной второсортности и отверженности.
    Вероятнее всего, существованием нигилистических взглядов и настроений в среде удмуртов Куединского района Пермской области отчасти объясняется и факт отсутствия выдающихся имен, пополняющих ряды удмуртской интеллигенции в области науки, культуры, образования, вышедших из данного региона. В то время как соседние Татышлинский и Янаульский районы Республики Башкортостан подарили своей этнической родине целую плеяду знаменитых ученых, писателей, поэтов, артистов, художников, общественных деятелей.
    Большую роль в жизни удмуртов Башкортостана и Пермской области играют национально-культурные Центры. Практика показывает, что решение проблем той или иной диаспоры более конструктивно, когда она объединена в масштабах государственного образования. Объединение в Республиканскую организацию местных национально-культурных центров облегчает координацию деятельности по оказанию помощи диаспоре со стороны органов государственной власти как региона проживания, так и титульной республики.
    Таким образом, анализ материалов, собранных в ходе экспедиций, еще раз подтверждает, что в наиболее сложные этапы развития общества сохранение этнических признаков помогает процессу выживания. Разумное сочетание общинного самоуправления и административного руководства, поддержка общественного землепользования и производства и вместе с тем оказание разносторонней помощи личному подворью, учет национальных традиций хозяйствования при проведении рыночных реформ являются на сегодняшний день основой жизнеобеспечения удмуртской диаспоры.
    На наш взгляд, удмуртской диаспоре для дальнейшего сохранения и развития и для успешной адаптации к изменившимся социально-экономическим условиям необходимо стремиться к более широкому представительству в различных политических союзах, партиях, создавать свои национально-культурные центры и при этом активно сотрудничать с национально-культурными объединениями других народов, принимать участие в финно-угорском движении, чтобы организованно и консолидировано оказывать прогрессивное влияние на реформы, проводимые в стране.
    Существенную помощь диаспоре в области сохранения и развития родного языка, национальной культуры, традиций и обычаев могут и должны оказывать как государственные органы власти, так и общественные организации, ученые, творческая интеллигенция Удмуртской Республики, но в конечном итоге, только в тесной взаимосвязи и сотрудничестве между субъектом федерации, в котором тот или иной этнос оказался в меньшинстве, и его титульной этнической родиной могут быть решены многие проблемы диаспор.
    В Приволжском федеральном округе расположены шесть национальных республик: Республика Башкортостан, Республика Марий Эл, Республика Мордовия, Республика Татарстан, Удмуртская Республика и Чувашская Республика. Каждая из этих республик имеет большой опыт работы по оказанию всесторонней помощи своим диаспорам, который необходимо обобщать и целесообразно распространять и использовать не только при решении проблем внутрироссийских диаспор, но и при оказании содействия соотечественникам за рубежом.
    Координацию деятельности в данном направлении необходимо осуществлять на уровне федерального округа и федерального центра, что в свою очередь требует создания Координационных советов при Представительствах Федеральных Округов и при Правительстве Российской Федерации.
    В конечном же итоге деятельность органов государственной власти по решению актуальных проблем той или иной диаспоры одновременно является работой по созданию оптимальных социально-экономических, политических и нормативно-правовых условий для этнокультурного развития народов, проживающих в различных субъектах Российской Федерации, так как каждая этническая  группа,  оказавшаяся  в меньшинстве  в том или  ином регионе, является чьей-либо диаспорой.
    Таким образом, активная позиция, прежде всего, самой диаспоры, оказание ей разносторонней поддержки со стороны титульной республики, успешное развитие межрегионального сотрудничества, координация деятельности в данном направлении со стороны федерального округа и федерального центра являются основными предпосылками дальнейшего гармоничного развития диаспор.

2419 просмотров.

 
 
420107, г. Казань, ул. Павлюхина, д. 57, Дом Дружбы. Тел.: (843)237-97-99. E-mail: an-tatarstan@yandex.ru