Главная Журнал “Наш дом - Татарстан” Выпуск №1 (001) 2008 г. СВОИ – ЧУЖИЕ

Журнал “Наш дом - Татарстан”

Выпуск №1 (001) 2008 г. / СВОИ – ЧУЖИЕ

Рубрика "Миграция"

Какмигранты оценивают межэтническую ситуацию в регионе

Распад СССР, движение к либерализации и  демократизации жизни в стране, расширениеправ и свобод личности, в том числе свободы передвижения, экономические преобразования– становление рыночных отношений, развитие частного предпринимательства… Этифакторы в той или иной степени оказали влияние на все виды современной миграции:внутреннюю и внешнюю, с республиками бывшего СССР и с другими зарубежнымистранами.

В 90-егоды наблюдается большое разнообразие видов и форм миграционных потоков.Очевидно присущее им общее обстоятельство – влияние на них этнических факторов.Этническая миграция внутри страны и из стран ближнего зарубежья (Азербайджан,Армения, Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан и другие), пополняя ужесуществующие диаспоры и создавая новые, заметно воздействует на обстановку впринимающих регионах. Иноэтничные мигранты и принимающее их общество находятсяв сложном взаимодействии.

Этническая принадлежность исегодня часто выступает определяющим маркером отношений «свой – чужой».Наиболее подвержены этому  жителимегаполисов, что ярко отражается на примере Казани. Складывающиеся под влияниеммиграционных процессов социальные взаимодействия в местах локального поселенияэтнических мигрантов нередко носят проблемный характер, сопровождающийся ростомсоциальной напряженности.  Чем этовызвано? Что является причиной обозначенных проблем? В чем они находят своевыражение? На эти вопросы есть несколько вариантов ответов, в зависимости от того,с чьих позиций подходить к их решению: мигрантов или принимающего населения.

При изучении проблемывосприятия мигрантами своего социально-этнического статуса объектомэмпирического исследования в Казани выступали выходцы с Кавказа и Средней Азии.Данные этнические группы выбраны нами не случайно. В современной Россииважнейшим источником этнической напряженности являются немногочисленные группывыходцев с Кавказа и Средней Азии, дисперсно расселенные по всей стране. Нестала исключением и столица Татарстана. «Основную массу этнического негативизмапо-прежнему образуют антикавказские установки и установки против выходцев изСредней Азии», ­– из года в год констатируют социологи авторитетногоВсероссийского центра по изучению общественного мнения. Собственно, этот тезиси объясняет интерес общества к данной ситуации.

С этой целью нами былипроведены  анкетные опросы и глубинныеинтервью с представителями изучаемых этнических групп, в данный моментпроживающими в Казани. По результатам исследования выходцев с Кавказа и СреднейАзии, обосновавшихся в столице Татарстана, можно констатировать, что жесткаяориентированность на сохранение своей идентичности часто приводит к«капсулированию» этничности мигрантов. Этонаиболее характерно для тех этнических общин, традиции, культура, сложившиесянормы поведения которых существенно отличаются от бытующих у местногонаселения.

«Большинствоместных просто не понимают нашей культуры, образа жизни, отношения к женщине,соседям. Они общаются с нами настороженно, с опаской быть обманутыми и нескрывают своего высокомерного отношения к нам» (мужчина, 43 года,азербайджанец).

Подобные мнения находятнаибольшую поддержку в группах гастарбайтеров и гостевых торговцев, которые, вряде случаев, стараются вообще избегать содержательных контактов с местнымнаселением. Эти трудности связаны не только с недостаточным знанием русскогоязыка, но, в первую очередь, с недостаточными знаниями о принимающей культуре.

Для большинства этническихкультур Северного Кавказа, Закавказья, а также Средней и Юго-Восточной Азиизначима роль общины, важно воспроизведение привычной системы общинных связей.Таким образом, возникают так называемые сообщества по типу землячеств. С однойстороны, такое замыкание – необходимость для самих мигрантов, испытывающих«культурный шок» в новом обществе. С другой стороны, со слов самих мигрантов, ктакой замкнутости их толкает принимающее общество. И дело не только в бытовых,чаще всего не складывающихся отношениях между представителями общины и местнымнаселением. Огромное значение приобретает действенность социальных,экономических и культурных институтов, слабо ориентированных на социализациюмигрантов. К примеру, таджикские трудовые мигранты, приехавшие в Казань, позакону должны получить разрешение на работу, но они отмечают, чтобюрократичность процедур и сроки оформления требуемых документов отнимают многовремени, а стоимость услуг им не по карману.

Данные опроса показали, чтов Казани высокая доля временных трудовых мигрантов (более 25% респондентов отметили,что их работа носит временный характер или что они «приехали поработать,заработать и уехать»), занятость которых почти всегда носит неформальныйхарактер. Это чрезвычайно плохо, но они находятся, во-первых, в зоне весьмазначительной материальной заинтересованности со стороны работодателей,во-вторых, мигранты действуют так в силу проблем с оформлением регистрации поместу пребывания.

Мигранты в Казани

Надо отметить, что в Казани,как и в других крупных городах, потребности рынков труда в значительной степениудовлетворяются именно мигрантами. Во всем мире мигранты на рынке трудазанимают две ниши: самую высокую – высокоинтеллектуального труда и самую низшую– низкоквалифицированных, не требующих особых навыков и квалификации работ.Однако опрашиваемые представители выходцев с Кавказа и Средней Азии отмечалислучаи отказа в найме на высоко и среднеоплачиваемую работу. При ситуации наймана неквалифицированную и низкооплачиваемую работу случаев отказа не было, ноздесь отмечались факты дискриминации в оплате труда и условиях работы.Подтверждение этих данных от независимых источников снимает вопрос осубъективности мнения представителя изучаемых этнических групп по этомувопросу.

Согласно нашим материалам, вответах выходцев с Кавказа и Средней Азии доминирующее положение средивариантов их поведения заняли позиция толерантного отношения к местным жителям,готовность принятия культурных норм и ценностей принимающего сообщества,соблюдение общих социальных требований этого общества и согласие с суждением«уважаю права и обычаи местного населения». Это свидетельствует о большомпотенциале конструктивных отношений между представителями мигрантов ипринимающего сообщества.

«Очень часто общаюсь с русскими и татарами. Восновном, на рынке. Мы ведь торгуем для них. А еще мы общаемся с соседями подому» (женщина, 49 лет, узбечка).

Таким образом, длязначительной части опрошенных общение с местным населением города являетсянеотъемлемой частью их пребывания в Казани. Но следует подчеркнуть, чтоосновные сферы взаимодействия с принимающей стороной касаются как правило«рядового» населения города, оставляя за рамками контакты с представителямиразличных официальных структур. «Рядовое» население, согласно терминологииВ. Попкова – автора исследования «Феномен этнических диаспор», это жители города, непредставляющие властных структур и с которыми происходят повседневные контакты. Это соседи, прохожие, покупатели,знакомые, партнеры по бизнесу и другие. В то же время большинство опрошенных,упоминая отдельные неприятные инциденты со стражами правопорядка, в целомотмечают корректное поведение милиции в Казани. В качестве сравнения обычноприводился московский опыт респондентов.

«Яздесь в Казани не видел предвзятого отношения со стороны милиции. Редко когдаостановят. Я даже иду куда-нибудь, паспорт не беру. Кто, куда идешь, как вМоскве спрашивают, здесь такого не было» (мужчина, 28 лет, узбек).

Таким образом, характервзаимодействия выходцев с Кавказа и Средней Азии с принимающим населениемКазани выглядит довольно противоречиво. Позитивное отношение значительной частипринимающего населения не остается незамеченным в среде мигрантов. Однако,несмотря на это, у значительной части изучаемых меньшинств в Казани остаютсясерьезные опасения относительно бытовых проявлений неприязни местного населенияк ним. Респонденты неоднократно отмечали «неприятные косые взгляды, разговоры изамечания по отношению к себе».

Лишь небольшая частьопрошенных членов изучаемых групп стремится к полному изоляционизму (такихоколо 10% от общего числа респондентов). Большинство опрошенных  мигрантов стараются поддерживать тесныеконтакты с принимающим населением Казани.

По результатам интервьюможно констатировать, что большинство выходцев с Кавказа и Средней Азииоказались в Республике Татарстан не случайно, а уже заранее имели информацию обудущем месте нового поселения. Многие респонденты были приглашеныродственниками и ехали непосредственно в столицу Татарстана.  

«Людине выбирают город, они смотрят, есть ли там знакомый или родственник, которыйможет им помочь. Звонят и спрашивают, есть ли работа. Если есть, то приезжают»(мужчина, 43 года,  азербайджанец).

В целом, следует отметитьсуществование сильной тенденции направленной миграции, когда люди едут именно вКазань. Наша столица рассматривается ими как спокойный и благополучный город, вкотором можно организовать свое дело или найти подходящую работу. Это, в первуюочередь, относится к выходцам из Узбекистана, в среде которых представленацепная миграция, когда люди приезжают к своим родственникам и землякам, которыеуже устроились в Казани. Миграция в «никуда», когда люди приезжают, не имеяникаких связей, практически отсутствует. Предварительно достигаетсядоговоренность с родственниками или знакомыми, проживающими в данном городе.Это означает, что семьи мигрантов могут рассчитывать на прием. «Случайные»мигранты, приехавшие сами по себе, являются в известной степени редкостью вКазани, и среди опрошенных респондентов таковых не было.

Статистика

  Год    Количество иностранных граждан, зарегистрированных в Республике Татарстан
2006
72100
2007
103000


По данным УФМС по РТ

Среди основных причин своегопереезда в Республику Татарстан большинство выходцев с Кавказа и Средней Азииотмечают экономические мотивы. Именно тяжелое экономическое положение напрежнем месте жительства называлось многими респондентами в качестве основноговыталкивающего фактора.

«Причиныпереезда – нищета и разруха. За семь месяцев я только один раз получилазаработную плату. Здесь же я живу в отапливаемой квартире, а мой сынзарабатывает достаточное количество денег, чтобы прокормить свою семью, меня ипомочь семье брата»  (женщина, 49 лет,узбечка).

Лишь в единичных случаяхнаряду с экономическими причинами упоминаются другие основания миграции.

«Яв 1996 году сюда приехал. В первую очередь, из-за ситуации в Чечне. Это связанос моим нежеланием участвовать в военных действиях, а также с опасениями зажизнь своих близких»  (мужчина, 32 года,лезгин).

«Мыприехали из Средней Азии. Причины – политико-экономические. Там не былоподходящей работы для нас. Все престижные посты занимают только местные. Имногие или почти все армяне уехали в Россию или даже в Европу. Оставаться там –никакой перспективы не было»  (мужчина,38 лет, армянин).

Большинство мигрантов, укоторых родственники остались на прежнем месте жительства, регулярно посылаютим денежную помощь и, в случае возможности, способствуют их переезду в Россию.Очень ярко выражены личные родственные связи. Причем некоторые контакты могутвообще находиться только на уровне потенциальной возможности. Например,некоторые респонденты указывали на то, что у них есть родственники, проживающиев Европе или США, которых они могут не знать лично или не видеть значительноеколичество времени, но при этом определенные родственные обязательствасохраняются. Вероятно, что степень близости родственных связей не столь важнадля значимости и действенности таких контактов. Важен сам факт наличия«родственных» отношений.

«Уменя есть дальние родственники в Германии, но я с ними общаюсь мало, и мы ужедавно не встречались. Я всегда могу им позвонить и сказать, что приезжаю.Естественно, они меня встретят и помогут устроиться. В этом отношении ­–никаких вопросов»  (мужчина, 21 год,чеченец).

Интерес к связям с прежнимместом проживания прослеживается практически во всех интервью. Однако далеко некаждый респондент может позволить себе в финансовом плане частые поездки наисторическую родину. Контакты в таких случаях «заморожены» или же носят заочныйхарактер. Это обычно телефон или Интернет. В то же время, особенно в средевыходцев из Узбекистана, присутствует выраженная ностальгия по родине.Практически у всех представителей этой группы существует  тенденция к идеализации своей родины иподчеркивание стремления когда-либо туда вернуться.

«Япока никуда не хочу больше переезжать, и у моих родственников нет такогожелания. Но я очень хотела бы когда-либо в будущем вернуться в Узбекистан.Только не сейчас. Сейчас там очень трудно жить» (женщина, 49 лет, узбечка).

Следует еще раз подчеркнуть,что практически во всех интервью Россия рассматривается как конечная цельмиграции. Только в одном случае было отмечено, что существует намерениедальнейшей миграции в Германию, хотя и здесь данный вариант рассматривается какисключительный случай. Значительная часть респондентов полагает, что впоследующих переездах нет необходимости. Ориентация на то, чтобы остаться вРоссии подтверждается также желанием респондентов иметь российское гражданство,причем стремление на получение еще какого-либо гражданства практическиотсутствует. На сегодняшний день несколько опрошенных  уже являются гражданами России. Более того,выходцы из Средней Азии практически не думают о возвращении. Скорее, наоборот,многие из них заинтересованы в том, чтобы пригласить родственников в Россию,благо сеть активных социальных связей уже сейчас может служить хорошей опоройвновь прибывающим мигрантам, поэтому Казань остается одним из привлекательныхмест для выходцев с Кавказа и Средней Азии.  

Взаимное удовлетворениепотребностей крупных городов и мигрантов при наличии политической воли иразумных, продуманных действий со стороны властей и институтов способнопривести к хорошим результатам. Однако установление такого баланса в любомобществе происходит не вдруг и не сразу. Мировой опыт показывает, что этовзаимное движение подстройки городов к мигрантам, а мигрантов к меняющимсягородам в любом случае будет продолжаться. Важно помогать этому, убираяжилищные, институциональные (неразвитость информационных сервисов, кадровыхслужб), законодательные барьеры на этом пути.

Следуетотметить, что в Республике Татарстан сложилась практика взаимодействия снаучными сообществами, общественными организациями при решении наиболееактуальных проблем миграции, формирования толерантности. Республика Татарстанобладает необходимым научным и управленческим потенциалом для исследованиямиграционных процессов и совершенствования их регулирования.

Для улучшениясложившейся ситуации в Республике Татарстан с целью недопущения межэтническихконфликтов между представителями принимающего населения и мигрантамипредлагается ряд следующих мер:

  • Необходимостремиться к ликвидации незаконной миграции, незаконной занятости в Казани и по республике в целом. Для этого должны быть четкие и ясныепроцедуры регистрации, получения вида на проживание, вида на жительство,разрешения на работу, что не исключает их жесткости как по отношению кмигрантам, так и работодателям.
  • Реальные исерьезные проблемы, обусловленные ускоренным формированием «новых диаспор»необходимо решать путем проведения конструктивной этнонациональной политики вТатарстане.  Комплекс мер по этомунаправлению: разработка нормативной базы, ее финансовое обеспечение,налаживание взаимодействия органов государственной власти с организациями иобъединениями национальных меньшинств.
  • Очень важно также создать более позитивнуюатмосферу в общественном мнении по вопросам миграции, укреплять доверие междупредставителями принимающего населения и выходцами из стран СНГ и дальнегозарубежья. В этом плане целесообразно предпринять усилия в самых разнообразныхформах: по распространению этнокультурных знаний, по развитию взаимнойэтнокультурной компетентности этнических мигрантов и принимающего населенияреспублики.

Татьяна ТИТОВА, кандидат исторических наук, доцент кафедры этнографии и археологии КГУ
Ринар КУШЕВ, сотрудник этнографического музея КГУ
Фото Александра Румянцева

1459 просмотров.

 
 
420107, г. Казань, ул. Павлюхина, д. 57, Дом Дружбы. Тел.: (843)237-97-99. E-mail: an-tatarstan@yandex.ru